© RussianUK. Alll rights reserved Tel: 0208 445 6465
HOME HOME
ВиВиСекция. Из архива газеты “Лондонский Курьер”         ЧАСТЬ 1 Куда только не забрасывала меня писательская судьба в последние пятнадцать лет!  Облетел, объехал и обплавал я весь наш приплюснутый земной шарик. А некоторые его части буквально на собственном брюхе обполз – это, к примеру,  когда пару лет назад задумал я перевалить через Альпы, причем зимою и без лыж. Пешком через альпийские горы в это время года идти неудобно, поскольку при каждом шаге проваливаешься в снег по пояс или даже по шарф. Так вот и продвигался себе, наподобие ползучего суворовского чудо-богатыря, от одного подъемника к другому, в то время как проносившиеся мимо лыжники косились на мои морщинистые ботинки из марксистского-спенсерского универмага со смесью жалости и презрения – будто был я и вовсе безногим.  И все зачем? Приспичило мне, видите ли, посетить Самнаун – беспошлинную швейцарскую деревушку по ту сторону австрийских Альп. Мог бы, конечно, и на автобусе доехать, но автобусом скучно. Тем паче, что путешествовал я с целью сбора материала для очередной своей книги, а жестокий литературный закон гласит, что чем хуже приходится в дороге писателю, тем читателю впоследствие интересней. В конце концов, обрался я до этой деревушки, слегка отморозив отдельные участки некоторых оконечностей тела, и убедился, что ни фига особенного в ней, конечно, не было: церковь, парочка магазинов duty free и странная контора, под названием «Lavateria», что, как выяснилось, означало вовсе не туалет (Lavatory) женского пола, а наоборот - прачечную самообслуживания, причем, тоже беспошлинную. Ну, сделал я по- быстрому постирушку, потом купил литру уцененной граппы за два евро (ей Богу!) и запресмыкался себе обратно. Хоть не совсем зазря сползал – и то дело... А то еще занесло меня как-то на один малюсенький островок у побережья Тасмании, где провел я целый месяц, улепетывая от быстро (гораздо быстрее, чем я в Альпах) пресмыкающихся змей и от гигантских красных кенгуру, которыми он (островок этот) прямо-таки кишмя кишел. Питался по-варварски – преимущественно выловленной собственноручно (с помощью сети) рыбой, а почту, банковские счета и письма из редакции мне сбрасывали раз в неделю с самолета. Один из этих небрежно сброшенных пакетов как-то раз угодил по башке преследовавшему меня особо упорному кенгуру, и летчика потом долго судили за непреднамеренное убийство редкого представителя сумчатой фауны. Но самое тяжелое, хотя и супер-гедонистское, испытание выпало на мою долю пару лет тому назад и как раз в том момент, когда уже совсем было навострился я отбыть на Остров Святой Елены – тот самый, на котором когда-то дал дуба французский Наполеон (он же – Бонапарт). А нужно вам сказать, что остров этот официально является самым труднодоступным местом на свете (не считая ежегодной цветочной выставки в Челси), поскольку отсутствует на нем какой-либо аэропорт, не говоря уже о вокзале, и добраться туда можно только морем на специальном плавучем корабле Британской Королевской Почты, на что уходит примерно месяц. Но ехать (то есть плыть) было нужно, поскольку лондонской газете, где я тогда служил, уж очень понадобился материал о святоеленинских детишках, считающихся самыми воспитанными в мире – якобы, по причине полного (до недавнего времени) отсуствия на этом острове телевидения. И вот, когда за день до отплытия сидел я дома и набивал чемодан книгами, напитками и видеокассетами (в подарок островитянам, которые, как мне сказали, с удовольствием меняют их на изделия из кожи слоновых морских черепах, любящих откладывать на Елену свои столь же слоновые яйца), вдрут звонит мне редактор и говорит по-английски, что отменяется, дескать, Елена, а вместо нее имеется для меня иное задание особой международной важности. Дескать, приглашают меня присоединиться на восемь дней к самому дорогому и роскошному в мире туру под названием «Вокруг света на частном реактивном самолете». Такой чести, говорит, и такой бесплатной частности еще никто из всемирных журналистов не удостаивался.  Что тут поделаешь? Таковы порою суровые редакционные будни... На следующее утро вылетел я в государство Таиланд, где должен был присоединиться к своему супер-роскошному кругосветному туру в городе Чанг Май. Все тринадцать часов до Бангкока не мог сомкнуть я глаз, поскольку сидевший позади меня британский школьник-переросток непрестанно тыкал в спинку моего сидения, а через ее посредство – в мою личную спинку тела – своими острыми коленками неуча и баскетболиста. Выпал я из самолета в Бангкоке для пересадки на местный рейс. Слоняюсь по аэропорту, чуть не падая от усталости, а присесть негде: все сидения прочно оккупированы таиландцами и примкнувшими к ним интуристами. Лишь в одном только зале свободных мест было полно, но при входе в него красовалась табличка: «Только для монахов!». Пропробовал я было туда ткнуться, но был изгнан с позором дюжими охранниками – как видно, потому, что не догадался предварительно туфли и брюки снять и следовательно проконать под вечно босого и бесштанного буддийского монаха никак не мог, хотя и завернулся для камуфляжа в специально извлеченное с этой целью из чемодана махровое оранжевое полотенце.  «Ну вас всех к монахам!» сказал я охранникам мысленно.  Приобрев в киоске местную широкополосную газету «The Nation», я расстелил ее на полу и совсем уже было собрался на нее примоститься, как вдрут на первой странице увидел фото, а под ним подпись: «Раздача искуственных конечностей инвалидам на благотворительном собрании в честь столетия покойной принцессы- матери». На фото и впрямь были запечатлены счастливые безногие, безрукие и, как мне показалось от усталости, безголовые инвалиды, благодарно принимающие протезы из рук какой-то солидной тайской  дамы – возможно,  самой покойной матери-принцессы. Причем, те, у кого не было рук, принимали их зубами. А те, у кого не было, к тому же, и головы, а следовательно и зубов тоже, просто лежали рядышком и радостно улыбались. После этого, спать на полу, а тем более – на этой газете, мне почему-то расхотелось. С трудом передвигая свои – уже почти что искусственные – нижние конечности, я поплелся на посадку. Уже в местном чанг-майском самолете я пролистал, наконец, красочные брошюры предстоящего тура, торжественно врученные мне в Хитроу. Они сулили какие-то немыслимые «шестизвездочные отели», «супер- сервис» по всему маршруту и изысканные ежедневные трапезы – как на земле, так и в воздухе - плата за которые была включена в общую стоимость. Кода узрел я эту самую стоимость, то ощутил сильное желание прорваться в кабину пилота и, угрожая шариковой авторучкой, либо припугнув инвалидным фото из газеты «The Nation», заставить его изменить курс и лететь куда-нибудь подальше от Таиланда – к примеру, в загадочный и пока еще не открытый западными туристами город Новая Водолага, что в Харьковской области. Цена 28-дневного тура составляла семьдесят тысяч американских долларов на рыло, причем за напитки – как спиртные, так и алкогольные -  употребленные с включенной едой или без нее, нужно было платить сверху! Почему-то именно эти не засчитанные в стоимость напитки достали меня сильнее, чем сама умопомрачительная общая цифра. За эту цену, участникам тура представляллась возможность посетить десять городов в восьми странах – США, Китае, Таиланде, Индии, ОАЕ, Италии. Португалии и Тунисе, перелетая из одного места в другое с помощью специально забронированного частного Боинга. То есть, поначалу это должен был быть Конкорд, но буквально за месяц до старта тура другой Конкорд, а, может, и тот же самый, шмякнулся на землю в Париже и, изворотливые организаторы – дабы не создавать у своих богатых туристов неприятных шмякающих ассоциаций -  спешно заменили Конкорд на Боинг... Мне предстояло присоединиться к этим летающим олигархам после первого американо-китайского отрезка, проследовать совместно через Таиланд и Индию и покинуть их в столице Объединенных Арабских Эмиратов – городе Дубаи. Причем, в Джайпуре (Индия) меня должен был разыскать фотограф нашей газеты, специально засланный туда из Лондона, с целью запечатлетния  моей озадаченной физиономии для обложки одного из  приложений. Редактор так и напутствовал меня перед отлетом: «Неважно, какой там будет фон, но я хочу, чтобы на фото ты выглядел крайне озадаченным!»  Откладывая  красочную брошюру, я пожалел, что рядом со мной не сидел фотограф, которому тогда не пришлось бы лететь в далекий Джайпур. Долго ли, коротко ли, но добрался я, наконец, до Чанга, а заодно – и до Мая. Смотрю, к аэропорту лимузинище – длиннее, чем самолет, на котором я притрюхал -  припаркован, и на нем (в смысле, на лимузине) мое собственное имя большими буквами написано  – по-тайски, по-английски и еще по-арабски зачем-то (наверное, на тот случай, если я вдруг окажусь шейхом).   Помчал меня этот престижный автомобиль куда-то за город, и вскоре довез до моего отеля Regent Resort. То есть отеля как такового я не увидел, а лишь расбросанные по зеленым тропическим холмам современные виллы из тикового дерева – каждая с бассейном и с маленьким водопадом при входе.  Не успел я из лимузинища вывалиться, как какая-то юная тайская пионерка (а, может, и взрослая женщина- лилипут – я не разглядел) бецеремонно нахлобучила мне на шею венок из орхидей. Хотел я было возразить, что никакого венка я не заказывал и что вообще пока еще, вроде как, не помер, хоть и устал, как съедобная корейская собака, но тут подошла другая лилипутка и хрясь – еще один бесплатный венок мне на шею! А третья пионерка на цыпочки встала и специальной щекотной кисточкой на лбу моем буддийскую родинку малюет! Тут и четвертая подоспела - вырывает у меня из рук сумку мою фирмовую (марки поддельного итальянца Энрико Бенетти), купленную за пятерку на уличном  лондонском рынке «Leatherlane». Я, понятно, не отдаю, но она настаивает – тянет к себе с наглой улыбкой. Пришлось отпихнуть слегка пионерку, которая, кстати, ничуть не обиделась, а наоборот опустилась передо мной на коленки и... Нет, неправильно вы подумали... И я, признаться, поначалу тоже... Вместо этого - мелким лилипутским почерком принялась она заполнять разложенную на своих коленках мою гостевую анкету. А рядом  уже дрынчит мини-автомобиль системы багги с форменным таиландцем за рулем и с моим чемоданом в кузове, чтобы везти меня к моей личной гостиничной вилле на одного и с удобствами, где, как выяснилось вскоре, ждал меня главный сюрприз дня. Какой именно? Об этом и о многих других невыдуманных странностях самого дорогого в мире тура – в следующей «Вивисекции». Купить книгу
ВИталий ВИтальев - культовый писатель и журналист, в прошлом спецкор журнала «Крокодил», лауреат премии «Золотой теленок» «Литературной газеты». С 90-х годов живет и работает в Британии и пишет по-английски. В разные годы был штатным колумнистом газет The European, The Guardian, The Daily Telegraph, The Herald, редактором журнала E&T. Виталий автор четырнадцати книг, написанных по-английски и переведенных на многие языки, в том числе на немецкий, японский, итальянский и русский. С 2018 года - он является действительным членом (Fellow) Королевского Географического Общества. Всю свою творческую жизнь он исследует мир, много путешествует и пишет о своем опыте. Его лучшие работы теперь собраны в один том The Bumper Book of Vitali’s Travels: Thirty Years of Globe-Trotting (1990 – 2020), позволяющий читателям самостоятельно исследовать многие уголки планеты, которые он посетил. Некоторые главы книги перекликаются с незабвенными колонками “ВИВИсекция”, которые Виталий Витальев публиковал в газете Лондонский Курьер.