© RussianUK. Alll rights reserved Tel: 0208 445 6465
HOME HOME
COMMUNITY/ART
Мария Агуреева: “Сила и последствия начавшихся изменений несоизмеримы ни с одной революцией в истории людей” Во время визита в Москву мне удалось пообщаться с Марией Агуреевой - российской художницей, обладателем гранта Ruinart Art Patronat (2019), номинантом премии Кандинского (2013), участницей London Art fair (2019), START Art Fair в Галерее Саатчи. Мы поговорили о ее творчестве, о выставках за рубежом, о том, как обстановка, пандемия влияют на ее работу, вообще о влияниях и о том, над чем художница работает сейчас. - Расскажите о Ваших впечатлениях от практики в Америке. Каково отношение к русским художникам? Мне очень подходит американский рабочий вайб. Мне нравится их четкость, эта черта близка мне. До пандемии я поучаствовала в 2 важных ярмарках для американской арт сцены Spring Break art show в Нью Йорке и в Лос Анджелесе - это огромные ярмарки, состоящие из большого количества кураторских проектов. В ЛА меня пригласили поучаствовать американские кураторки, и это был прекрасный стенд, состоящий только из женщин художниц, исследующих темы, связанные с окружающей средой. Моя большая скульптура туда прекрасно вписалась. В NY мы уже поехали с русскими кураторками и галеристками Алиной Крюковой и Анной Евтюгиной. И я честно скажу, это была единственная русская галерея на всем spring break art show. У нас был аншлаг и куча публикаций. Окружение, которое сложилось вокруг меня в Америке, очень расположено ко мне, и мои работы всегда вызывают интерес. - Говоря о ярмарках. Вы участвовали в London Art Fair с очень сильной мультидисциплинарной работой “Dust”. Расскажите немного о работе, как отреагировала публика? Да, помимо моих скульптур на London art fair галерея Abode представила мою видео инсталляцию Dust. Видео инсталляция развернута на пяти экранах различного формата, в работе стерты границы между документальным фильмом, перформансом и спектаклем. Я в лабораторной обстановке создаю слепок собственного тела и далее скрупулезно, шлифуя, “идеализируя”, совершенствуя, ритмично отсекая все больше и больше от поверхности предмета, удаляя всевозможные рельефные «изъяны», довожу его до состояния пыли. Хронометраж работы около часа, и это не соответствовало ритму ярмарки, но за счет такого намеренного разногласия это привлекало много внимания, многие смотрели работу до конца, много феминистких медиа опубликовали заметки. - Ваше творчество постоянно развивается, появляются новые материалы, проблематика, и даже новые медиа. Что вдохновляет? Появились ли новые триггеры на самоизоляции? Я могу сказать, что мои работы, проекты и темы развиваются и развивались очень органично и в основном это было связано с моим местом проживания. Я очень долго работала с темой селфдизайна, зависимостей от “улучшений” тела, с отношением к телу в социуме, и это было связано с тем, что я жила в Москве, где эти вопросы меня интересовали, так как они актуальны в обществе. Но с переездом в Лос Анджелес (казалось бы, это город, где вопросы тела возведены на пьедестал приоритетов) мой интерес привлекла природа и ее взаимодействие с человеком. Город окружен национальными парками с совершенно разной флорой и фауной,  после Москвы такое близкое взаимодействие с природой производит неизгладимое впечатление. Я начала работать с темой взаимодействия глобального тела человека и тела природы. Мне интересен этот баланс и хрупкость в этих отношениях. Когда я пишу тексты к своим проектам, я исследую много материала, в том числе статьи, лекции, книги. Это дает возможность насытить свои работы дополнительными нитями смыслов. Не могу сказать, что вдохновляет что-то одно, это целый клубок разных аспектов жизни, размышлений, впечатлений, воспоминаний. - Ваши работы всегда очень тонко отражают взаимодействие человека с окружающим миром, проблемы самоопределения и социума. Как пандемия повлияла на Ваше творчество, идеи? Первые полгода после начала пандемии я не наблюдала за собой каких-либо изменений, какого-то влияния на меня или на мое искусство. Но, как и во всем что связано со мной, мне надо пережить все внутри себя. Прошло еще полгода и я начала работать с этой информацией, которая проросла как зерна в моем сознании. Пандемия привела к поляризации общества, все мое окружение расслоилось на группы, поддерживающие противоположные взгляды, я и сама ловила себя на мысли, что сложно смотреть на ситуацию в целом, все равно залипаешь в какой- то крайности. Люди из моего круга общения заперли себя в эхо-камерах и до них было не достучаться. Близкий запах смерти пробуждает животный страх, как при пожаре или землетрясении (с чем я столкнулась в Лос- Анджелесе), когда человек не может никак влиять на глубинные процессы и становится всего лишь песчинкой в круговороте происходящего. Страхом пах пот людей на улицах, в транспорте, в магазинах, а при моем отношении к телесности это было очень сильным триггером, и очень влияло на мою способность объективно воспринимать реальность. Пандемия научила меня жить моментом, не строить долгосрочные планы, с чем мне сложно было свыкнуться. Все эти процессы начали теперь проявляться в моих работах помимо моей воли. В какой-то момент я переключилась только на дижитал арт и новую тиражную серию, после появилось несколько проектов, над которыми я сейчас продолжаю вести работу. Я вижу, как меняется поведение людей, как меняются их жизненные установки, это интересные процессы с точки зрения искусства. - И над чем же Вы работаете сейчас? Сейчас я работаю над проектом, связанным с телом человека в будущем, - такое фантазийное предостережение. Согласно недавно вышедшему интервью, Ювалю Харари и Даниэлю Канеман, современный мир вошел в новую эпоху абсолютной непредсказуемости. Эта непредсказуемость – следствие столь кардинальных изменений эволюционного пути Homo sapiens, подобных которым просто не было. И масштабным триггером этих процессов стала пандемия. Сила и последствия начавшихся изменений несоизмеримы ни с одной революцией в истории людей. Даже при самых кардинальных изменениях за всю историю человечества, Homo sapiens всегда оставались собой. Теперь же начинает меняться наш вид. Мне интересны эти взгляды и я стала опираться на них в своих новых проектах. - Будем с нетерпением ждать Ваши новые проекты, и очень надеемся скоро показать их и в Лондоне тоже! Огромных успехов и спасибо за интервью!
Анна Глинкина Специалист по современному искусству, основатель проекта Abode Получила образование в России и Великобритании, много лет занималась рекламой и маркетингом, в современном искусстве 5 лет. Abode - российско-британский проект, поддерживающий и продвигающий перспективных актуальных художников из разных стран. FB www.facebook.com/abodeart/         IN www.instagram.com/abode.art/ www.art-abode.com
Мария Агуреева в студии в ЛА
Серия IN THE FOLDS OF YOUR BODY, Mirrors are always an illusion, 2018, Пластик, латекс, mixed media, 146х95х15 cm. Галерея Саатчи
Перформанс Passing . Ruinart artpatronat в рамках Cosmoscow. 2019
Spring break NY art show. 2020
    Мария Агуреева. The silence of an uninhabited space. Plastic, beeswax, seashells, aluminum, rocks. 119x85x6 cm.